• twitter
  • facebook
  • vkontakte
  • youtube
  • instagram

Елена Ерькина о региональной специфике антимонопольного регулирования в интервью ИА PrimaMedia

Закупки лекарств и медоборудования, а также строительство и обслуживание дорог — те сферы, в которых антимонопольным органом в Приморье наиболее часто выявляются нарушения. Об этом в ходе интервью ИА PrimaMedia сообщила руководитель Приморского УФАС Росии Елена Ерькина. В ходе беседы также были затронуты темы цен на автомобильное топливо, ситуации на рынке ритуальных услуг Владивостока и муниципальных преференций бизнесу.

Справка: ЕРЬКИНА Елена Петровна — руководитель Управления федеральной антимоновольной службы России по Приморскому краю.  Назначена на должность приказом ФАС России от 3 июня 2020 года. До назначения на должность руководителя Приморского УФАС России она замещала должность заместителя руководителя Управления Федеральной антимонопольной службы по Республике Мордовия. 

Родилась в Саранске в 1987 году. В 2009 году окончила Мордовский государственный университет им Н.П. Огарёва по специальности "филолог преподаватель", а в 2011 году — по специальности "юриспруденция".

Имеет стаж государственной службы более 8 лет. Советник государственной гражданской службы Российской Федерации 2-го класса. Победитель конкурса #ЛидерыФАС 2019.
 

— Елена Петровна, первый вопрос — конечно же, про цены на автомобильное топливо. В начале апреля Федеральная антимонопольная служба дала своим управлениям в регионах задание проверить цепочки поставок бензина и дизтоплива на предмет выявления структур-"прокладок", которые способствуют необоснованному росту розничных цен. Как идет эта работа в Приморье?

 — Мы направляем запросы хозяйствующим субъектам на этом рынке — и так называемым "независимым" поставщикам, и ВИНКам. Основная задача — действительно, выявить те "прослойки", которые стоят между производителем топлива и конечным продавцом, но не осуществляют никаких фактических действий. Кроме того, у нас проводится еженедельный мониторинг цен на автотопливо, эта информация уходит в том числе и в центральный аппарат ФАС.

По состоянию на прошлую и текущую неделю (беседа проходила 21 апреля — ред.) пока заявлений у нас от граждан и организаций о повышении стоимости топлива нет.  В любом случае, такие заявления мы обязательно рассматриваем, запрашиваем у продавцов информацию о структуре стоимости и делаем выводы.

Понимаем, что в Приморье — действительно особенная ситуация, поскольку своих производств топлива у нас нет, и мы зависим от Хабаровского НПЗ, Комсомольского НПЗ. Хабаровский НПЗ снова закрылся на плановый ремонт, надеемся, что наученные предыдущими ошибками, они сформировали запас автотоплива для того, чтобы снова не допустить дефицита в том числе и в нашем регионе.

 — Многие уже всерьез говорят о том, что назрела необходимость вводить прямое госуправление в установление цен на топливо. Что вы думаете по этому поводу?

 — Ценообразование в этой области пока у нас государством не регулируется. Но все-таки необходимо говорить о принятии серьезных мер на федеральном уровне о внесении изменений в действующее законодательство, которые позволят сделать бензин и дизтопливо доступными и позволят поставлять их на Дальний Восток в достаточных объемах. Ведь здесь, как вы понимаете, вопрос не только цены как таковой, но и именно достаточности объемов топлива на дальневосточном рынке.

Могу также сообщить вам, что в целях стабилизации ситуации на рынке нефтепродуктов ФАС России в адрес нефтегазовых компаний направлены рекомендации о повышении объемов производства и реализации нефтепродуктов на внутреннем рынке, в том числе путем перенаправления экспортных потоков.

Также совместно с Минэнерго России принят приказ № 88/21/61 от 9 февраля 2021 года "Об утверждении минимальной величины продаваемых на бирже нефтепродуктов, а также отдельных категорий товаров, выработанных из нефти и газа, и требований к биржевым торгам, в ходе которых заключаются сделки с нефтепродуктами, а также с отдельными категориями товаров, выработанных из нефти и газа, хозяйствующим субъектом, занимающим доминирующее положение на соответствующих товарных рынках, и признании утратившим силу некоторых приказов ФАС России и Минэнерго России".  Этот документ, для понимания, как раз предусматривает увеличение минимальных величин продаж топлива на биржевых торгах.

Уже разработан проект постановления правительства Российской Федерации, предусматривающий установление для всех нефтяных компаний критериев регулярности и равномерности продаж нефтепродуктов на биржевых торгах, положений по определению объемов минимальных величин на моторные топлива, необходимых для получения возврата акциза. В настоящее время этот проект постановления проходит согласительные мероприятия с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти.

— От отдельного, пусть и важного, вопроса перейдем к общей картине. Скоро год, как вы возглавляете УФАС по Приморскому краю. По вашей оценке, можно ли говорить о том, что антимонопольное регулирование в регионе имеет свою специфику? И если имеет, то в чем это проявляется?

 — Приморье — действительно специфичный и сложный регион, с очень развитой конкуренцией во многих направлениях и сферах, за которыми мы осуществляем контроль.  При этом здесь есть много направлений, которые не так сильно представлены в других регионах РФ — в силу того, что Приморский край значительно отдален от центральной России и приближен к странам АТР. Речь идет и о рыбной промышленности,  портовой деятельности, и об электроэнергетике, где представлены серьезные игроки на рынке естественных монополий, и о многих других направлениях экономической деятельности.

Кроме того, Приморье еще и отличается существенным объемом заявлений и жалоб, которые мы рассматриваем.

 — А какие отрасли экономики и иные сферы, регулятором в которых является ФАС, в Приморье являются на сегодняшний день наиболее "склонными" к нарушению антимонопольного законодательства РФ?

 — Прежде всего, если говорить о квалификации нарушений как таковых, наиболее часто выявляются нарушения, касающиеся 44-ФЗ.

Самыми распространенными здесь являются нарушения при проведении аукционов в сферах поставки лекарств и медицинского оборудования, а также при строительстве и обслуживании дорог.

В нашу антимонопольную службу в прошлом году поступило 903 жалобы, по итогам их рассмотрения выдано 224 предписания. Основные нарушения связаны с неверным описанием объекта закупки и с необоснованным допуском или отказом в допуске участников закупки.

Также в 2020 году рассмотрено 411 обращений о включении сведений в Реестр недобросовестных поставщиков. По итогам комиссии сведения о 142 поставщиках внесены в реестр.

 — В последнее время, как считают многие в предпринимательском сообществе, "экономические" споры бизнеса и государства часто стали переходить в плоскость уголовного права. Чисто гипотетически, развитие антимонопольного дела в уголовное — вполне возможно. Тем не менее, такое "развитие", как кажется — скорее исключение, чем обычная правоприменительная практика. Почему?

 — На данный момент по вынесенным нами решениям уголовные дела возбуждаются только по антиконкурентным соглашениям. Доказанный картельный сговор предполагает не только административное, но и уголовное наказание, так как это преступление, несущее наибольшую опасность и причиняющее значительный ущерб экономике страны.

Ведь, по сути, огромное количество компаний, используя картельные сговоры, добиваются своих целей, участвуя в различных государственных закупках. Признаки картеля обнаруживаются не только у крупных предприятий —  малый и средний бизнес также не освобождается от наказания за картельный сговор. То есть субъектам малого и среднего предпринимательства нужно быть осмотрительными в своей деятельности и ни в коем случае не рассчитывать на верность утверждения, что "картель — это не про нас, это про крупных монополистов".

В 2020 году Приморским УФАС России было возбуждено шесть дел о нарушении антимонопольного законодательства в связи с наличием в действиях организаций признаков заключения антиконкурентных соглашений на электронных торгах. При этом сумма контрактов по рассматриваемым электронным процедурам составила более 1 млрд рублей. В правоохранительные органы были переданы материалы для решения вопроса о возбуждении уголовных дел в отношении 11 лиц, уже возбуждено два уголовных дела, в том числе по ранее направленным материалам.

 — В новостной ленте на официальном сайте Управления довольно часто появляется информация о том, что тот или иной муниципалитет просит УФАС согласовать предоставление муниципальной преференции той или иной организации. Разъясните, пожалуйста, как это понимать и почему такое происходит.

 — Поддержание органами власти хозяйствующих субъектов путем предоставления различных преимуществ не должно нарушать конкуренцию среди участников товарного рынка, поэтому предоставление государственных или муниципальных преференций регулируется и контролируется антимонопольным законодательством и в том числе — Федеральным законом от 26 июля 2006 года № 135-ФЗ "О защите конкуренции".

 — То есть надо понимать, что нарушения при предоставлении муниципалитетами преференций бизнесу имеют место?

 — Разумеется. Отмечу основные из них. Это, прежде всего, как таковое отсутствие предварительного согласия антимонопольного органа на  предоставление государственных или муниципальных преференций.  Второй момент — это несоответствие целям, на которые преференции могут быть предоставлены. Государственные или муниципальные преференции предоставляются на основании правовых актов государственных органов исключительно для определенных целей, определенных ст. 19 закона "О защите конкуренции". И поэтому, рассматривая заявление на предоставление преференций, мы, в том числе, оцениваем этот фактор.

Еще одна группа нарушений в этой сфере — отсутствие контроля за исполнением договоров, заключенных на основании предоставления преференции.  Это, прежде всего, несоблюдение ограничений, а также неизъятие имущества по окончании срока договора.

Приведу пример. Антимонопольным органом на основании заявления администрации муниципалитета  принято решение о даче согласия на предоставление хозяйствующему субъекту преференции путем предоставления недвижимого имущества в аренду, при этом —  с введением ограничения в виде ограничения срока использования муниципального имущества сроком в 1 год.

По окончанию срока действия пользования имуществом хозяйствующий субъект передал имущество по акту возврата администрации, однако позже в адрес антимонопольной службы поступили заявление и материалы, указывающие, что фактически имущество не выбывало из пользования хозяйствующего субъекта и используется им, несмотря на отсутствие договора аренды.  Антимонопольной службой в адрес администрации выдано предупреждение о необходимости возврата имущества, незаконно используемого хозяйствующим субъектом.

Необходимо также отметить, что неоднократная необоснованная передача органом власти имущественных прав на одно и то же имущество одному и тому же хозяйствующему субъекту в виде предоставления преференции путем заключения договора аренды может свидетельствовать о наличии в действиях органа власти и хозяйствующего субъекта признаков нарушения ст. 16 закона "О защите конкуренции", которой установлен запрет на заключение между органами власти и хозяйствующими субъектами антиконкурентных соглашений. Это является основанием для проведения антимонопольного расследования.

 — Если говорить о муниципальных преференциях бизнесу, прежде всего на слуху передача муниципалитетами бизнес-структурам в пользование объектов коммунальной инфраструктуры — котельных, водо— и теплосетей. Какие здесь есть нюансы?

 — С момента официального опубликования Федерального закона от 7 мая 2013 года №103-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О концессионных соглашениях" и отдельные законодательные акты Российской Федерации" передача прав владения и (или) пользования объектами ресурсоснабжающей и коммунальной инфраструктуры, которые находятся в государственной или муниципальной собственности, осуществляется по договорам аренды. Такие договоры заключаются в соответствии с требованиями гражданского законодательства, антимонопольного законодательства Российской Федерации и принятых в соответствии с ними иных нормативных правовых актов, или же по концессионным соглашениям, заключенным в соответствии с требованиями законодательства РФ  о концессионных соглашениях.

При этом договор аренды в отношении таких объектов может быть заключен при условии, что все объекты теплоснабжения, водоснабжения и водоотведения, в отношении которых планируется передача прав владения и (или) пользования, были введены в эксплуатацию менее чем за 5 лет до момента опубликования извещения о проведении конкурса.  

В ином случае — только концессионное соглашение.

 — Некоторое время назад Владивосток сотрясали скандалы, связанные с рынком ритуальных услуг. Как сегодня обстоят дела на этом рынке с точки зрения антимонопольного регулятора?

 — На территории Российской Федерации, как вы знаете, каждому человеку после его смерти гарантируются погребение с учетом его волеизъявления и предоставление бесплатно участка земли. Государством гарантируется оказание на безвозмездной основе определенного перечня услуг по погребению, так называемого гарантированного перечня. Услуги по погребению в рамках гарантированного перечня оказываются специализированной службой по вопросам похоронного дела, создаваемой органами местного самоуправления.

Во Владивостоке такой специализированной службой по вопросам похоронного дела является МБУ "Некрополь". При этом важно понимать, что родственники умершего самостоятельны в принятии решения: либо они осуществляют погребение за свой счет, и в дальнейшем обращаются за выплатой соответствующего социального пособия, либо обращаются в МБУ "Некрополь" за получением гарантированного перечня услуг, теряя в это случае право на получение социального пособия.

Отмечу также, что оказание  МБУ "Некрополь" услуг по гарантированному перечню на безвозмездной основе не исключает возможности оказания этой организацией на платной основе услуг, не входящих в гарантированный перечень.

Вместе с тем закон "О погребении и похоронном деле" не предусматривает, что на рынке этих услуг может действовать только одна специализированная служба, а иные хозяйствующие субъекты  — юридические лица и индивидуальные предприниматели — лишены права заниматься деятельностью по организации похорон и предоставлению связанных с ними услуг.

При этом действующим законодательством предусмотрено, что решение вопроса местного значения в сфере организации ритуальных услуг и содержания мест захоронения на территории городского округа относится к полномочиям органов местного самоуправления городского округа. Проще говоря, распоряжаться делами на общественных кладбищах нашего города — принимать заявки на захоронение, выдавать разрешения, предоставлять места, вести учетно-регистрационную деятельность и так далее — обязана именно администрация Владивостока.

Между тем Приморским УФАС России было установлено, что администрация Владивостока наделила подобными властно-распорядительными полномочиями именно МУПВ "Некрополь", сейчас изменившего свою организационно-правовую форму на МБУ.

Такие действия ограничили конкуренцию на рынке ритуальных услуг Владивостока, поскольку "Некрополь", как один из участников этого рынка, получил преимущественные условия деятельности, в том числе и потому, что деятельность его конкурентов на территории городских общественных кладбищ была поставлена в зависимость от принятия "Некрополем" властно-распорядительных решений.

Как результат — Приморское УФАС получило ряд  обращений юридических и физических лиц о том, что "Некрополь" препятствует захоронению умерших в случае, если родственники пытаются осуществить погребение, законно прибегая к услугам других организаций.

На сегодняшний день УФАС вынесены решения в отношении администрации Владивостока, выданы предписания об устранении нарушений, должностные лица привлечены к административной ответственности. Кроме того, Приморским УФАС вынесены решения и предписания в отношении Думы Владивосток и МБУ "Некрополь", цель которых — восстановление конкурентной, здоровой среды на рынке оказания услуг по погребению.

— Получается, что в истории с "ритуальным" ограничением конкуренции одним из ключевых "фигурантов" является как раз мэрия Владивостока. Можно ли сказать, что развитие антимонопольного комплаенса в органах МСУ, которое активно продвигает ФАС, в администрации ВГО, что называется, "не пошло"? 

 — Цель антимонопольного комплаенса — обеспечить соответствие деятельности органа власти требованиям антимонопольного законодательства и профилактика нарушений. Для государственных органов антимонопольный комплаенс является обязательным.

Вместе с тем, наша совместная задача — не допустить формального подхода к введению и соблюдению комплаенса, для чего мы готовы оказывать всяческую поддержку и помощь органам власти, в том числе и администрации Владивостока.

 — Поговорим о рекламе — еще одной сфере, регулятором в которой выступает ФАС. Рекламный рынок становиться все более разнообразным, к нему подключились и соцсети, и так называемые "новые медиа". "Токсичными" же для участников рынка остаются все те же темы — алкоголь, лекарства, медуслуги, финансовые и банковские услуги. Прибавились, впрочем, еще и сфера дистанционного оказания услуг. На что бы вы сегодня хотели обратить особое внимание участников рынка, от чего, может быть, предостеречь?

— Если говорить о результатах работы по пресечению нарушений закона "О рекламе", то в прошлом году в Приморье было возбуждено 30 дел. Самым распространенным нарушением является реклама, распространяемая по сетям электросвязи. Согласно части 1 ст. 18 закона "О рекламе",  распространение рекламы по сетям электросвязи, в том числе посредством использования телефонной, факсимильной, подвижной радиотелефонной связи, допускается только при условии предварительного согласия абонента или адресата на получение рекламы.

И, конечно же, вне зависимости от того, что является объектом рекламирования, необходимо, чтобы реклама была достоверной и не вводила потребителя в заблуждение. Иногда чрезмерная "креативность" приводит к тому, что реклама не правильно понимается потребителями, а в некоторых случаях становится откровенно неэтичной.

 — В одном из недавних интервью вы упомянули, что в возглавляемом вами Управлении — всего 20 сотрудников. Как руководитель, можете сказать, что временами сотрудники бывают, что называется, "перегружены"? Высокая ли "текучка", особенно учитывая, что уровень зарплат у вас, как говорят, не слишком высок?

 — Нагрузка на штат действительно очень высокая, и, конечно, существует проблема текучки кадров, потому что не каждый высококвалифицированный специалист согласится на не самую конкурентную заработную плату.  Вместе с тем, основной костяк коллектива работает в антимонопольном ведомстве достаточно давно, и эти люди являются профессионалами каждый в своей области.

 — Елена Петровна, последний вопрос. В ходе нашей беседы вы говорите о Приморье — "у нас", "мы". А регион у нас все-таки сильно отличается, имеет, как мы уже говорили, свою специфику. Тяжело приходится, если откровенно?

 — Тяжело было, наверное, в течение нескольких первых месяцев после вступления в должность. Действительно, жизнь в центральной России отличается от жизни на Дальнем Востоке — ритмом, динамикой. Люди здесь другие, отличаются активностью, жизненную позицию выражают очень активно — о количестве обращений и жалоб  в наш антимонопольный орган я уже говорила.

Большой процент обжалования наших решений — в вышестоящих органах, в судах, с освещением этого в СМИ. И нужно здесь понимать, что ты — на постоянном контроле, практически любое решение пройдет тройной фильтр.  С одной стороны, это всегда дополнительная эмоциональная нагрузка, но с другой — действительно помогает принимать взвешенные решения.

Что касается Владивостока, то я могу сказать, что влюблена в этот город. Несмотря на все недостатки инфраструктуры, качества городской среды, над чем еще нужно много работать, атмосфера и динамика города меня подкупает, и мне очень комфортно.
 

Источник: ИА PrimaMedia